Світ мандрів

Женский секс-туризм

 

Зрелые туристки ищут утешения в объятиях экзотичных ребят на южных пляжах и убегают от одиночества дома.

 

Секс-туризм– Чего я буду сидеть в своем Бремене, если здесь от жизни можно получить намного больше, – рассказывает 64-летняя Лило и обнимает за бедра своего улыбающегося 28-летнего красивого бичбоя Нцилу.

 

И хотя тот не понимает, о чем говорит его немецкая подруга, замечает, что речь идет о нем и что говорят о нем хорошо. Таких ребят на пляже Момбаси хватает, надоедает он очередной любовнице, оказывается на улицах города с сумкой туристических сувениров, которые не так легко продать.

 

Вечером парочка сидит в саду четырехзвездочного отеля на пляже, она имеет яркий макияж и вобранная в стилизованный под африканскую одежду, он – в спортивном костюме, с золотой цепочкой на шее и на запястье. Белые туристы за другими столиками смотрят на них, мужчины – не без интереса, женщины по большей части пренебрежительно. Нциле это безразлично, он смотрит на свою спутницу влюбленными глазами и часто целует то ее руку, то губы. Он набирает себе полную тарелку еды, они выпивают бутылку вина, а затем идут к ней в номер. Дорогой он шепчет ей в ухо единственное предложение на суахили, который она понимает: “Накупенда сана” (Я тебя люблю).

 

Именно такой тренд женского секс-туризма наблюдается в последнее время в европейском туристическом бизнесе. Женщины по большей части в возрасте от 45 до 70, одинокие, некоторые вдовы, иногда они ездят по двое. В африканских странах (Кения, Гана, Гамбия или Южная Африка) такой туризм поощряется, но официально об этом не говорят. Невозможно узнать статистические данные о количестве таких туристок, в гостиницах хорошо знают, что их клиентки больше всего ценят молчание и тактичность.

 

Женский и мужской секс-туризм сложно сравнивать. На блогах женщины не очень охотно рассказывают о самой распространенной сексуальной практике, но признают, что экзотичные мужчины привлекательны и ценят их. Африка, арабские страны Средиземного моря, такие как Тунис и Марокко, Карибский полуостров – это любимые места таких путешествий. А кроме того, Таиланд и индонезийский остров Бали.

 

Деньги не главное

 

Секс-туризмСложно провести и четкую границу между сексуальным туризмом и “обычными отношениями”.Якщо мужчины считают свои отношения с проститутками чем-то вроде спорта, то женщины пытаются камуфлировать свои отношения как обычный флирт во время отпуска. Сначала о сексе не говорят, а просто ходят куда-то вместе и шутят. Не речь идет и о финансовой стороне отношений.

 

Мужчина Лило умер три годы назад от инфаркта, оставив ей солидную пенсию вдовы, оба дети выросли и живут отдельно. Сначала она пыталась найти партнера дома, но ничего не вышло. Один из кандидатов мог говорить только о себе, следующий поинтересовался лишь размером ее бюстгальтера, третий считал ее выгодной партией и уже на втором свидании заговорил о бракосочетании.

 

– Я была жената свыше 30 лет. Достаточно долго! – считает Лило и хочет романтики, нежности, страсти.

 

От мужчин своего возраста она этого не дождалась. В прошлом году они с подругой поехали в Кению. Сначала сафари, потом отдых на пляже. Когда она увидела Нцилу, то почувствовала прилив адреналина. На вопрос о 34-летней разнице в возрасте она лишь машет рукой. Нцилу чувствует, что у его любимой испортилось настроение и сразу же реагирует

 

– Мы понимаем женскую красоту не так, как европейцы, – говорит он английской. – не Это единственное, что важно в женщине.

 

Откровенно, не стесняясь, он рассказывает:

 

– Лило платит счета, когда мы куда-то идем, а за это я даю ей ощущение, что она еще молода.

 

В горном селе он имеет жену и двое детей, но не живет с ними.

 

Гуманитарная помощь

 

Нцила завоевал сердце Лило одним-единственным предложением: “Подари мне свою дружбу”.

 

Секс-туризмИх отношения базируются на финансовой основе, но все происходит не так откровенно, как в отношениях с проститутками женщин. Европейские любовницы покупают своим бичбоям новые солнечные очки, мобильные телефоны, одежда и обувь. Иногда – мопеды, или дают стартовый капитал для открытия собственного бизнеса. Здесь считается, что европейки не эксплуатируют своих любовников, а те не являются их жертвами и обычными сексуальными объектами. Ребятам дают деньги, чтобы помочь, а не в оплату за сексуальные услуги.

 

Репертуар такого бичбоя неизменен. Он целый день проводит на пляже. Расстилает туристкам полотенца, подает руку после выхода из моря. А если она прогуливается вдоль воды, он идет за ней и начинает разговор. Если она не отворачивается пренебрежительно, его лицо сияет от радости. Он ищет для нее красивую раковину. Потом вытягивает из кармана сувенир и предлагает его за низкую цену. Это всего-навсего лишь культурный обмен, она не может отказаться от этого. А когда она спрашивает, сколько стоит сувенир, он кладет ей его в руку и говорит: “Дай столько, сколько сможет твое сердце”.

 

Каждая белая туристка для такого бичбоя – это надежда. Он знает, что она может потратить на один ужин столько, сколько он зарабатывает за месяц, а за ее чаевые в Кении семени из шести лиц проживет день. Почему бы ему не попробовать счастье и не абстрагироваться от зморщок на ее лице. Возможно, она поможет ему воплотить его мечты или даже наибольшую мечту – билет в Европу.

 

Белые женщины сознательны, что далеко не любовь бросает в их объятия темнокожих ребят, которые мечтают о лучшей жизни.

 

– У Нцилу было тяжелое детство, но его сердце осталось очень нежным, – считает Лило.

 

И только иногда эти двое сидят рядом, охваченные внезапной беспомощной молчанкой, которую не удается спрятать под интимными жестами. Тогда они чувствуют отчуждение, неминуемо у людей из разных культурных сред. Лило долго не выдерживает и тянет своего любовника на пляж. Он должен наконец научиться плавать.

return_links(); ?>